Новости
6 сентября 2018, 14:23

«Я сразу согласился поехать на Северный Кавказ»

Подполковник запаса ФСБ России - о командировках и оперативной работе при проведении антитеррористических мероприятий

3 сентября для нашей страны - памятный день, день солидарности в борьбе с терроризмом. В первых числах сентября 2004 года в городе Беслане в результате беспрецедентного по своей жестокости террористического акта в школе погибли более 300 человек, в основном женщины и дети. К этой трагической дате наша газета публикует материалы о людях, которые стоят на переднем крае борьбы с террором, посвящая их памяти жертв террористических актов, а также сотрудников спецслужб и правоохранительных органов, погибших при выполнении служебного долга.

Герой нашего сегодняшнего материала - подполковник Марк Астахов (фамилия по понятным причинам изменена), 15 лет отдавший службе в отделе по борьбе с терроризмом и в подразделении специального назначения. Он неоднократно направлялся в регионы со сложной оперативной обстановкой. Имеет государственные награды: орден «За заслуги перед Отечеством II степени» (с изображением мечей), медаль «За отвагу», медаль Суворова.

Служебные командировки «Поступая на службу в органы государственной безопасности, я совершенно не думал о том, что передо мной когда-то встанет перспектива участия в боевых действиях. Попасть в структуру было моей мечтой, которая казалась несбыточной. А вот мои родители, работая по совершенно гражданским профессиям, понимали, к чему может привести служба в силовых структурах, и даже пытались меня отговорить.

Когда же я, пройдя многочисленные конкурсы и проверки, наконец стал офицером ФСБ, мне, конечно же, хотелось оправдать высокое доверие. Я старался, работал добросовестно, и так получилось, что звание подполковника получил достаточно рано - в 30 лет. Я прекрасно помню момент, когда мне позвонил начальник и сообщил о возможности поехать в командировку на Северный Кавказ. Для меня это было совершенно неожиданно: в голове сразу прокрутилась вся информация о событиях, которые там происходили. Но я сразу согласился».

Тут стоит отметить, что решение ехать или не ехать в опасную командировку всегда принимает сам сотрудник. Начальник не приказывает, а только предлагает. Марк Астахов объясняет, что ФСБ - это всё-таки специальная структура, и замена может всегда найтись. И это правильно, потому что только личная готовность может стать главным фактором в том, что сотрудник не только профессионально выполнит в командировке опасную работу, но и вернётся живым.

Так в ноябре 2002 года наш собеседник отправился в первую командировку. Перед отправкой все сотрудники прошли специальную подготовку в Московском центре специального назначения. Там они повышали свой профессионализм в физической и огневой подготовке, а также прослушали специальный курс лекций.

«Хотя по своему первому образования я историк, было крайне интересно вспомнить всё, что касалось истории региона командировки», - рассказывает Марк Астахов.

Три командировки он работал в качестве оперативного сотрудника отдела по борьбе с терроризмом. Многие операции и детали работы до сих пор находятся под грифом «секретно». Но отдельные моменты из профессиональной деятельности всё-таки уже можно предать огласке.

«Запоминающийся случай произошёл со мной во время первой командировки, - говорит сотрудник спецслужб. - Отделом был выявлен «неблагонадёжный товарищ», и было принято решение его задержать. Мы досконально подготовили операцию, подробно узнали, где этот человек появляется, как выглядит. Провели соответствующую разведку. Выждав удачную ситуацию, провели операцию по задержанию. Но, пока везли «террориста» до штаба, выяснилось, что задержали не того! Хотя в операции участвовало несколько сотрудников, и все его опознали. В итоге перед человеком пришлось извиниться. Подозреваемого в терроризме через некоторое время всё равно задержали».

Тонкая работа На плечи сотрудников в командировках ложились самые разные задачи. Но в тот период абсолютное большинство проблем было так или иначе связано с противодействием терроризму.

Основная сложность заключалась в том, что многие местные жители хоть и не относились к террористам и их пособникам, на сотрудников силовых структур смотрели с подозрением. В такой ситуации необходимо было организовать очень тонкую работу, чтобы не подтолкнуть неопределившихся на «тёмную сторону». Любая ошибка в оперативной деятельности могла спровоцировать открытое противостояние с казалось бы абсолютно мирными жителями.

«Однажды, во время моей второй командировки, я отправился на встречу с информатором. Как правило, на такие встречи выезжает несколько автомашин, страхуя друг друга, - продолжает наш собеседник. - Встреча прошла удачно, но уже на выезде из города машина сопровождения с моими коллегами попала в ДТП. Участники происшествия с другой стороны стали громко возмущаться, хотя авария была спровоцирована именно ими. Достаточно быстро собралась агрессивно настроенная толпа. Подъехали какие-то совсем уж «непонятные» люди с оружием…

Обстановка накалялась с каждой секундой. Я оперативно доложил руководству о складывающейся ситуации. Им было принято решение выслать к нам группу поддержки. Но ведь тем ещё было нужно доехать! Всё это время мне, как старшему группы, пришлось вести с этой группой разгоряченных людей неприятный разговор. Они были с оружием, и ожидать от них можно было непредсказуемых действий. Впоследствии общаться с местными при подобных обстоятельствах мне приходилось неоднократно. Могу отметить, что народ на Северном Кавказе очень гордый, сложный, но вместе с тем заслуживающий уважения. И одна из основных черт их характера: они уважают силу, и чтобы общаться с ними на равных, надо в себе эту силу чувствовать. Подготовиться к такому разговору можно только морально - потому что, вероятнее всего, он будет проходить на повышенных тонах: «Зачем вы, русские, пришли на мою землю, мы не хотим вас здесь видеть, уходите!». «Я в России! И я тоже на своей земле!» - парировал я.

Когда же недалеко показались бойцы сводной оперативной группы на нескольких БТРах, желание спорить у оппонентов улетучилось моментально. Тогда я подумал: надо же, а ведь именно такие случаи уже были у «моих коллег» на Северном Кавказе и сто, и двести лет назад. Получается, что меняются люди, названия войск и служб, технологии и оружие, а проблемы и методы работы остаются неизменными на протяжении веков».

«Совершенно по-другому начинаешь ценить жизнь» Особенность работы оперативника по борьбе с терроризмом - обязательное наличие оружия, так как опасность может подстерегать в любой момент. Передвижение - только на нескольких машинах. Кроме того, сотрудник российских спецслужб является для террористов особым врагом. Уничтожить его либо взять в плен не только являлось проявлением особой доблести, но и влекло за собой немалое материальное вознаграждение от зарубежных кураторов.

«Несмотря на все опасности, наша работа по противодействию терроризму на Северном Кавказе была очень важна, - говорит сотрудник ФСБ. - Поскольку сотрудники из местных силовых структур находятся под влиянием множества факторов - родственные связи, знакомства, мнение авторитетов. А также традиции, например такие, как кровная месть».

В одной из командировок нашему земляку пришлось проявить себя в боевой ситуации. На базе силовиков содержался опасный террорист. Напав на охрану, ему удалось завладеть оружием, он стал прорываться, расстреливая всех на своём пути. Ему удалось ранить несколько человек и выбраться за пределы базы. Но далеко уйти не дали - террорист был блокирован в овраге неподалеку, вёл огонь и сдаваться не желал. По тревоге был поднят личный состав базы. В этой ситуации Марк принял на себя руководство группой по нейтрализации террориста. «В результате профессиональных действий боевик был уничтожен, - продолжает наш собеседник. - Но в процессе боя был смертельно ранен один из наших бойцов. Всё произошло прямо у меня на глазах: несмотря на то что он был в полной экипировке, пуля угодила в незащищённую часть тела, и его даже не успели довезти до госпиталя. Смерть была мгновенной...».

Марк Астахов рассказывает, что после первой командировки, вернувшись, получил заслуженный отпуск, но по выходе на работу через три дня вновь был направлен в регион со сложной оперативной обстановкой. «Что заставляло меня три с половиной года бывать дома только в отпуске? Это трудно объяснить, - признаётся офицер. - Я понимал, что ещё не до конца выполнил свой долг, а там мирные жители ждут нашей помощи… И, конечно же, после участия в боевых действиях начинаешь иначе ценить жизнь. Каждый раз, выезжая в такие командировки, осознаешь, что можешь не вернуться...».

Но как же нашему собеседнику удалось справляться с большими психологическими и физическими нагрузками? «Мне в этом всегда помогали семья, работа и спорт!» - отвечает Марк Астахов.

Александр РУЧИНСКИЙ

«Вечерний Саранск»










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg